+7 916 529-53-90

Художник Петр Грошев

Коллаж работ Петра Грошева

Публикации

Верность избранному пути

Середняково. Старый мост.
Солнечный день

У каждого художника есть темы, обращаясь к которым он с наибольшей открытостью и ясностью выражает свое отношение к миру. В работах московского живописца Петра Грошева, представленных в октябре 2013 г. на персональной выставке в Галерее при Деловом центре Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (Гусятников пер., 5), нет внешних эффектов, художник не гонится за необычными сюжетами и ситуациями. Необходимо длительное и вдумчивое проникновение в мир его работ, чтобы за внешней канвой услышать голос автора.

Основной сферой творчества Грошева является пейзаж. Экспозиция в Галерее при Деловом центре представляла собой своеобразный живописный «дорожный дневник» художника - итог путешествий, пленэрных поездок по русской провинции, прогулок по Москве. Необходимо подчеркнуть, что Петр Иванович завоевал неоспоримый профессиональный авторитет среди своих коллег и как организатор пленэрных поездок Товарищества живописцев, которые дают московским художникам уникальную возможность посетить на автобусе древние русские города, монастыри и просто невиданной красоты уголки природы и написать их, и как художник, умело «режиссирующий» натуру в своих полотнах. Но даже в таком «консервативном» жанре, как пейзаж, он находит свою нишу, дает возможность постичь суть явления, когда мгновенный эмоциональный отклик на увиденное переходит на холст. Иногда в полотнах, доработанных в мастерской по пленэрным этюдам, создается ощущение, что они написаны по первому впечатлению, и краска на холсте едва успела высохнуть. Поэтому, быть может, работы Грошева производят на зрителя всегда такое живое, а не вымученное многократными доработками, впечатление. Особенно полно запечатлелись эти принципы подхода к изображению натуры в холстах «Скоро весна» (2010) и «Матушка Россия» (2012).

Экскурсы в область истории этого жанра в русском и советском искусстве (достаточно упомянуть столь ценимых Грошевым К. Коровина, И. Грабаря, С. Герасимова, И. Сорокина, Н. Федосова, А. Суровцева и др.), помогают понять корни творчества художника. Ведь самобытность любого мастера возникает не на пустом месте. За ним, прежде всего, московская живописная школа, и отсюда в работах П. Грошева традиционно много света и воздуха. Каждое новое поколение мастеров так или иначе переосмысливает традицию. Но так как за каждым произведением стоит неповторимый жизеннный опыт художника, индивидуальность его интонации, то каждая работа — как отражение современной мастеру эпохи — принадлежит иному времени, иным стилистическим поискам. Лирическая направленность его работ при внешней камерности проникнута безусловным чувством истории, которая имеет свой изобразительный стержень, свою правду. «Историзм» художественного сознания — особенность пейзажей Грошева, многие из которых переносят нас к истокам русской архитектуры и культуры, к счастью, сегодня возрождающимся.

Петр Грошев много работает на пленэре, отсюда такая достоверность и убедительность его холстов. Он обладает удивительной способностью выбрать тот «кадр», который вмещает все, что художник в этот момент видит и чувствует. Этот напряженный и целостный характер увиденного, в котором восприятие живописца чутко улавливает будущий пластически-структурный образ, строится на контрасте «материальности» архитектуры и зыбкости световоздушно среды, ее окружающей. Таковы пейзажи «Дмитров. Успенский собор» (2009) и «Лавра. Весенний день» (2012).

Если обратиться к творчеству П. Грошева последнего десятилетия, то видно, что разрозненные впечатления более ранних работ теперь он сводит к единому целому. В его сегодняшних пейзажах композиционные приемы оказываются даже сильнее, чем простое пленэрное решение. Поэтому, по моему мнению, его последние работы, многие из которых были показаны на этой выставке, более глубокие и цельные. Так в полотах «Серпухов. После дождя» (2012) и «Середняково. Старый мост» (2013) напряженное сопоставление выступающих теплых и отступающих холодных цветовых пятен превращает поверхность холста в тонкий живописный рельеф. Неуловимое движение цветовых рефлексов, свобода, с которой мазки ложаться на холст, создавая «живую» фактуру, с необычайной свежестью и непосредственностью доносят до нас чувство, некогда овладевшее художником, когда он писал по-летнему цветущий двор Иосифо-Волоцкого монастыря (2012).

Полотна П. Грошева, на первый взгляд, не сюжетны. Но у него есть свой герой — среднерусский пейзаж. В работах «Храм Покрова Богородицы на Нерли» (2011) и «Суздаль. Освещенные солнцем» (2012) ему удалось показать, как неброская красота среднерусской природы возвышает человеческий дух. В последнем полотне луч солнца, вдруг выглянувший из-за туч, осветил художников, стоящих на холме с этюдниками. И это внезапное «озарение», такое необычное состояние природы под силу передать только очень опытному мастеру.

Многому можно научиться, только не чувству цвета. Это редкий, я бы сказала, врожденный дар. В таких работах живописца, как в интересных по колористическому подходу холстах «Суздаль. На Иван-горе» (2011) и «Московский двор» (2013) есть больше, чем выразительность и реальность цветового решения, в них — точность эмоционального восприятия, поэтому их можно назвать духовными автопортретами художника. Он не ездит за впечатлениями за тридевять земель, он находит свои сюжеты рядом, такие родные, близкие и понятные, потому что для Грошева главное — перенос акцента с внешних обстоятельств на духовную сущность образа - «Иосифо-Волоцкий монастырь» (2009), «Рязань» (2010).

Сейчас модны и поощряемы попытки разрушить традиционное понимание живописного пространства. Но Грошев упорно ищет ценность в выразительности и продуманности композиции, в колорите, в цветовых сопоставлениях, составляющих основу станковой картины.

Для каждого времени года у художника своя палитра. Особенно это можно отнести к городским пейзажам. Все чаще пейзажному образу сообщается подвижная и эмоциональная интонация: закованное льдом полотно реки («Москва зимняя», 2012), зимние серо-голубые крыши домов («Крыши Фрунзенской набережной», 2012), голые, причудливо изогнутые ветки деревьев («Москва. Китай-город. Вид на Владимирский собор около Ивановского монастыря», 2006), влажный весенний воздух, которым окутан город, в панорамном полотне «Скоро весна» (2010), знойный летний день в работе «Елец. Улица Пушкина» (2009), по-осеннему золотистая листва в холсте «Дмитров. Успенский собор» (2009) — ритмы и цветовые аккорды создают такой фон, на котором все краски играют в гармонии. Но если этого требует замысел, живописный язык становится несколько «нервным», а мазок более «рваным», как в работах «Серпухов. После дождя» (2012) и «Серпухов. Вид с улицы Советской» (2013).

Сильной и притягательной стороной живописи П. Грошева является яркая эмоциональная окрашенность его работ, поэтическое восприятие мира. Не случайно, именно поэтому образы русской природы и архитектуры занимают в его творчестве особое место.

Радослава Конечна

Статья из газеты "Новости МСХ" (№11-12 за 2013 год)